This is the only path I can take so I can feel alive.
Это был день, когда я потерял самого дорогого человека...
Я научился вспоминать его с улыбкой, но так и не привык к тому, что его нет рядом со мной.


Они возвращаются с очередного задания. Грязные, израненные и уставшие, желающие только двух вещей - помыться и заснуть на постели, любой вообще лишь бы было одеяло. Ночевать, лёжа спиной к спине на узкой койке даже с тем, кого ты, казалось бы, люто ненавидишь - это тоже было, как были и бессонные ночи с перевязками и лихорадкой, как были переломы и полузабытье, бред и разошедшиеся швы, вновь кровоточащие раны и сжатые зубы. И усталые мысли бархатной чёрной ночью..."Когда же это кончится?"
Они не знали выходных и перерывов на обед, ни праздников, ни дней рождений. Зато они знали друг друга, и подставляли плечо, когда кто-то падал. Закрывали собой и кричали сквозь скрежет, пулемётную очередь и безумный смех "Держись!". Поднимались и снова шли в бой, так, как будто ничего и не случилось.
Потому что это было единственной возможностью выжить, и громкие слова тут совершенно ни при чём.

- Идём? - Аллен пытается сфокусировать взгляд на человеке, что стоит рядом. Получается плохо. Голова перевязана наскоро, сильно болит, а волосы мешаются, и правая рука почти что висит. Дышать выходит не всегда удачно - начинает ныть задетый бок, а ещё шрам, оставшийся после второй стычки с Четвёртым уровнем. Что поделать, работа у них такая, мягко говоря, совсем небезопасная.
- Катись уже, стручок чёртов! - шипит Канда, привалившись спиной к стволу высокой сосны.
- Отвали, урод, тебя ещё не хватало слушать...
- Эй, эй, ребята, у вас ещё остались силы колошматить друг друга или ругаться? - Лави лежал на земле, потирая голову. Такую же перебинтованную, как и у Аллена. Его голос звучал глуше, чем обычно, и в нём сквозила тоска и смертельная усталость человека, проведшего двое суток почти что в непрерывных боях.
Уокер хотел было уже что-то ответить, но на вдохе сделал неловкое движение и зашипел от боли, японец цыкнул и отвернулся. Он выглядел нелепо и смешно со своим высокомерным поведением так плохо вяжущимся с абсолютно потрёпанным и побитым видом, как будто он валялся во всех канавах, которые сумел найти, и валялся он там явно после недавно прошедшего дождя. Впрочем, они сейчас все так выглядели.
- А сейчас уже Рождество, наверно, наступило, - задумчиво протянул ученик Историка, смотря на звёздное небо.
Аллен невольно улыбнулся.
- Да, в Ордене сейчас должны праздновать.
Канда молча уставился куда-то выше плеча Уокера, прислушиваясь, приглядываясь, чтобы вовремя заметить врага, он всегда был наготове. Но вдруг повисшую тишину резко разорвало грубое замечание:
- Тогда заткнитесь уже и шевелитесь быстрее, - мечник сорвался с места, будто плавно перетекая с одного конца поляны, на которой они втроём устроили этот неожиданный привал, на другой.
Аллен с Лави переглянулись в безмолвном шоке делясь общей на двоих, но так и невысказанной мыслью.
- Конечно, Юу, и потом, мы должны ещё хорошо отпраздновать день рождения Аллена!
- Нет, это не обязательно, Лави.
- Конечно, обязательно, не оставляй меня без повода хорошенько погулять два дня, и выпросить у Комуи и Панды выходной...
- Эй, кролик, ты сдохнуть хочешь прямо здесь?
- Н-нет, пожалуй, я повременю, спасибо...

Всю жизнь учился жить с этой улыбкой, потому что он первый и единственный, кто научил меня этому, подарил мне ту, свою улыбку старого клоуна.
А теперь я пытаюсь забыть её. Забыть то, чем я сам не являюсь.

I'm Home.

@музыка: Dance