Allen__Walker
This is the only path I can take so I can feel alive.
Не снится
Не снятся мне ни Минск, ни Рим, ни Ницца,
ни Царское Село, ни Тюильри.
Мне совершенно ничего не снится.
Мне ничего не снится, хоть умри.
Не снятся мне враги, друзья, соседи,
локальные бои Добра и Зла.
Не снятся мне закаты цвета меди
(с восходами такие же дела).
Не снится запах "докторской" и рома,
в дому отцовском - кухня да чулан,
совсем не снится рокот космодрома,
зеленая трава и прочий план.
Не снятся папарацци мне и наци,
не зрю во сне работу и родню...
Мне совершенно женщины не снятся.
Ей-богу. Ни одетые, ни ню.
Ужель настолько чуждо мне людское,
что в жизни никогда, едрёна мать,
я с возгласом: "Приснится же такое!"
не намочу от ужаса кровать?!
Ни пьянка, ни служение Отчизне
не снятся ни подробно, ни слегка....

И если сон есть отраженье жизни,
то значит, жизни не было пока.

Герои
Я вызубрил с годами аксиому
и даже незаметно сжился с ней:
Семь раз отмерив, перейди к восьмому.
Восьмое измерение точней.
Не верую в теорию сансары
и в жаркий зов непроходимых троп.
Мол, доблестны летальные Икары.
Мол, свежи розы, брошенные в гроб.
И никому я не желаю боли:
не одолеет шторма волнорез.
Дай Бог здоровья Муцию Сцеволе.
Сходи к подиатристу, Ахиллес.
Не рано ли на выход, да с вещами
нехоженой дороги посреди?!
Не заводи баркаса, Верещагин.
Я столько раз просил: не заводи!
Ведь можно же колоннами по трое
в размеченных пределах колеи...

Но никогда не слушают герои
рассудочные доводы мои.

Начало осени
Лето прошло. Как, впрочем, и всё пройдёт.
Медленней ход часов, и спокойней думы...
Верные старой спайке, который год
с осенью дружно дуем в одну дуду мы.
Там, где сентябрь торгует дождём с лотка
и раздает прохожим охапки листьев,
хочется вновь с другого начать витка,
душу свою от тёмной тоски очистив.
Осень-рыбак, со мной раздели улов,
чтоб наступило завтра же на восходе
время простых, не сказанных прежде слов
и - в резонанс - таких же простых мелодий.
Вслед за сезоном-пыткой - сезон-лубок.
Люди вернулись в кельи, вернулись в блоги...
Грусть порождает слово, а слово - Бог:
с этим давно не спорят другие боги.
Тонкою паутинкой осенний сплин
пал на мои мечты, на мои аллеи...
белые чайки, сбитые в ку-клукс-клин,
держат свой путь в края, где всегда теплее.
Выйдя под дождь и воздух вдохнув сырой,
я подниму глаза, улыбнувшись скупо...

Осень, прошу, опять надо мной раскрой
тихой надежды зонтичный легкий купол.

Те же слова
Ноги вязнут в листве, как в тине.
Ни прохожего, ни грача...
В повсеместной осенней стыни -
основательность палача.
Дождь щекотно ползёт за ворот,
как забывший свой путь мураш.
Для кого-то есть выход в город,
для кого-то - скорей, в тираж.
Не рассказывай, осень, снова
в этом горестном интервью
ни про бренность всего земного,
ни, тем более - про мою.
Не шепчи, что проходит даром
жизнь, как шорох прочтённых глав,
и ржавеет на пирсе старом
теплоход "Михаил Sweet Love".
От повторов любое слово
будет падать в своей цене...

Эта осень вернется снова.
И, наверно, опять ко мне.