Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:38 

new hope

This is the only path I can take so I can feel alive.

To your grave I spoke
Holding a red, red rose
Gust of freezing cold air
Whispers to me that you are gone


Always, always asking the question why
Life is overrated, but I
Never, never expected that I'd
Underestimated my love for you


To your grave I spoke
Holding a red, red rose
Gust of freezing cold air
Whispers to me that you are gone


Always, always just out of reach of my
Over frustrated, shameful hands, and I
Never, never expected that I
Would ever, no never, plead for credit or precious time


To your grave I spoke
Holding a red, red rose
Gust of freezing cold air
Whispers to me you're gone

Spent a lifetime of holding on
Just to let go
I guess I'll spend another lifetime
Searching for a new hope


To your grave I spoke
Holding a red, red rose
Gust of freezing cold air
Whispers to me you're gone

Spent a lifetime of holding on
Just to let go
I guess I'll spend another lifetime
Searching for a new hope


A new hope


@музыка: Broken Iris - A New Hope

19:10 

Feeling alive

This is the only path I can take so I can feel alive.
22:34 

crown clown

This is the only path I can take so I can feel alive.

20:23 

.legacy of war

This is the only path I can take so I can feel alive.
Резкий порыв ветра пригнул к земле уже успевшую пожухнуть траву и заставил поёжиться стоявшего на перроне Аллена. Поезд, набирая обороты, шёл мимо, не обращая внимания ни на холод поздней осени, ни на всеобщего героя в потрёпанном тёмно-коричневом плаще, и ему это нравилось. А вот статус «героя» Уокер так и не признал, постаравшись скрыться как можно скорее, затеряться в толпе, потеряв счёт ночам, проведённым под открытым небом. Вновь убегая от своих и чужих, он взял с собой не так много – свой потрёпанный чемодан, немного одежды, личных вещей и… память.

Аллен вздохнул, плотнее кутаясь в уже разлезающийся шарф, подхватил свой нехитрый скарб. Одного друга не было рядом, и это была ещё одна потеря, пустота в груди, которую было нечем заполнить.
- Пойдём, Тим, - выдохнул Уокер едва слышно, ветер взвыл, задребезжав стёклами в окнах станции, и он улыбнулся в ответ, неуверенно двинувшись вперёд, туда, где на холодной скамейке сидел человек в ожидании поезда. Выглядел незнакомец, как бродяга, прошедший много дорог, но Аллен знал, что сам сейчас смотрится не лучше, в прохудившихся местами старых сапогах, подвязанных кое-как ремнями, да в таких же вещах, служивших ему, похоже, ещё только потому, что у него не было ни денег, ни желания что-то с этим сделать.
Устроившись недалеко от мужчины, Уокер натянул капюшон плаща поглубже и приготовился подремать час-другой, на всякий случай всё-таки нащупав в правом рукаве складной нож.

Его путь лежал далеко за пределы этой страны, но он не знал, куда идти. С тех пор, как закончилась война, их общего Дома не стало, как не стало, по большей части, и его самого.
Аллен помнил лишь лица и теплоту сердец, окружавших его когда-то друзей, память порой играла с ним злые шутки, заставляя просыпаться посреди ночи, чтобы убедиться, что прямо перед его постелью не стоит сам Граф – ещё одна тень, которая останется с ним навсегда.
Что тогда произошло? Он сам вряд ли бы дал чёткий ответ, просто всё случилось. Случилось всё, чего он боялся и чего он хотел. Выжили те, кто был ему близок, Нои стали людьми, но все они что-то потеряли, и он чувствовал себя ответственным за это.
Прекратив быть Ноем и экзорцистом, он так и не стал простым человеком, и прекрасно знал, что не сможет уже никогда. Он прятал свои длинные белые волосы под шарфами и шапками, перевязывал переставшую двигаться, ставшую такой же тяжёлой, как и в детстве, левую руку.
Иногда он мечтал вернуться в тот момент, когда Граф сам кинулся на меч Четырнадцатого, и изменить всё. Вернуть контроль над телом и проиграть. И не знать того, что случится потом, как Линали упадёт на руки брата, когда откажут её ноги, как Крори будут спасать сорок восемь часов, пытаясь сделать невозможное – вывести из организма «заражённую кровь», как к нему придёт в последний раз Роад, как Четырнадцатый оставит его наедине с поражением, умерев второй раз… и в этот раз он не сможет спасти Неа.

Кто он? Тот, кто живёт на этой земле уже пятьдесят с лишним лет, или простой мальчишка, ставший экзорцистом? Раны затягивались, не успев появиться, кожа то серела, то становилась белой, а Аллен чувствовал себя так, будто его разбросало на миллионы кусочков. Растянуло во времени, медленно стирая из памяти других и так же медленно продлевая ему жизнь.
Самоубийство было глупой и бессмысленной затеей, примерно такой же, как попытка отречься от собственного прошлого и притвориться, что это не он – автор и исполнитель этого безумного спектакля, в котором столь многие сыграли свою последнюю роль.
Он жил, потому что не надеялся искупить свою вину, просто слушая неровно бьющееся сердце и наблюдая за тем, как левый глаз постепенно слепнет. Он жил, потому что это приносило ему боль и отчаяние.
И потому что его не оставляло смутное чувство, как будто он обещал это кому-то очень важному, очень родному. Просто идти вперёд.

FooL

главная